Домой Аналитика 2019 год в украинской политике. Катастрофа, консенсус или консервация?

2019 год в украинской политике. Катастрофа, консенсус или консервация?

557
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
Фото: Reuters

В опубликованном отчёте МВФ (октябрь 2018 года) Украину признали беднейшей страной Европы.

В этой беднейшей стране Европы, на территории которой, к тому же, идут боевые действия, в следующем году пройдут президентские и парламентские выборы. Первые – состоятся с высокой долей вероятности, так как об этом непрозрачно намекнули зарубежные партнёры-кураторы. Вторые, по крайней мере, предусмотрены.

Накануне официального старта президентской избирательной кампании наилучшие рейтинговые позиции имеет Юлия Тимошенко, объявившая о том, что она пребывает в оппозиции к действующему Президенту Петру Порошенко.

Анализ этих фактов предусматривает формулирование нескольких сценарных вариантов, каждый из которых может кардинально изменить жизнь Украины, людей, которые живут на её территории, а также соседних стран.

Утверждать на приоритете в 2019-м году любого из прогнозов – значит гадать на кофейной гуще. Их слишком много для рационального осмысления и истолкования. Но попытаться смоделировать ряд допустимостей в формате «да» / «нет» вполне можно попробовать.

№ 1. Будут / не будут попытки сорвать президентские выборы.

Зависит исключительно от международной обстановки. Продолжится конфронтация США и РФ в жёсткой форме, или будет заморожена в нынешнем варианте. О «потеплении», конечно, речь не идёт, поскольку на подходе глобальный экономический кризис начала 2020-х годов. И этот кризис надо на что-то списать.

Была ли «Большая сделка» между США и РФ? Судя по тому, что зависимый от США патриарх Варфоломей перешёл к раздражительной для Кремля церковной политике – нет.

Однако объявление Трампом решения о выводе войск из Сирии заставляет всё же допускать, что определённые договоренности существуют. А мутная сделка по «Русалу» вызывает подозрения о банальной взятке.

Без ухода в крайности, рискнём предположить, что президентские выборы в Украине всё же состоятся. По причинам, изложенным ниже.

№ 2. В случае, если выборы пройдут в срок и, хотя бы в отдалённо напоминающей законность перспективе, Президентом станет Ю. В. Тимошенко. Явка на Юге и Востоке Украины будет крайне низкая. Теоретически остановить её может мощная контркампания, в ходе которой достоянием общественности будет новая порция убойного компромата. Для этого лоббисты Порошенко пытаются получить доступ к Лазаренко. Для этого же «в рукаве» держится козырь в виде арестованного экс-нардепа Шепелева, откровения которого по делу «Родовид Банка» и роли в его банкротстве, сопровождаемом рядом убийств, правительства Тимошенко.

Проблема технологов ПАПа в том, что количество циркулирующего в медиа-пространстве компромата давно превысило критическую массу. И население на опубликование фактов, которые лет десять назад поставили бы крест на том или ином политике, реагирует крайне вяло.

Собственно, стратегия Порошенко по замалчиванию собственных явных политических проколов (Панама, Мальдивы, плёнки Онищенко и многое-многое другое) привела к аналогичному эффекту и по отношению к его конкурентам. Компромат не воспринимается и отторгается.

№ 3. Является ли пребывание в должности Главы державы идентичным контролю над ситуацией в стране?

Статья 115 Основного Закона говорит, что Кабмин слагает полномочия перед новоизбранной Верховной Радой Украины. То есть, в конце 2019-го года. Следовательно, Тимошенко в кресле Президента, если пункты № 1 и № 2 удастся преодолеть без прилёта «чёрных лебедей», придётся сосуществовать с неподконтрольными правительством и парламентом, минимум, полгода.

А теперь зададимся вопросом: сдадут ли безоговорочно позиции группы Порошенко, Гройсмана и Яценюка? Равно как и другие оппозиционные объединения – от «Оппозиционного Блока» до «Самопомощи»? Скорее, нет. Они будут использовать свои позиции для давления на ЮВТ и / или союза с ней на выгодных условиях.

В конце концов, кто добровольно отдаст контроль над «схемами» и «потоками» – от поступлений с таможни и янтарного бизнеса, до «крышевания» нелегальных точек валютного обмена и залов игровых автоматов?

Кто согласится с тем, что Игорь Валерьевич въедет на Банковую на белом коне / лошади, у которой единственная рейтинговая «альтернатива» – шоумен на его же (ИВК) зарплате, и выставит имущественные претензии. Как по части «Привата», так и «Укрнафты»? Которыми на данный момент распоряжаются совсем другие люди.

Предыдущая практика даёт повод предположить, что в случае усиления напора со стороны «бело-сердечных» с требованием «доли», оппоненты будут готовы вывести людей на улицу с ультиматумом выполнения невыполнимого. Например, снизить, как и было обещано, тарифы в два раза. А как это можно сделать, не имея реальных рычагов влияния на ситуацию? Обвинять «попередников»? Выдвигать претензии к МВФ, от кредитов которого украинская экономика зависима на 100%? Но ведь сами «попередники» и будут провоцировать конфликтные ситуации. А МВФ ни на какие уступки, конечно, не пойдёт.

Очевидно, что между Кабмином Гройсмана и Президентом Тимошенко противостояние ожидается похлеще, чем между Премьером Тимошенко и Президентом Ющенко в прошлом.

Умножим это неизбежную конфронтацию на факторы слабоконтролируемых радикальных группировок, нескольких сотен тысяч ветеранов АТО, разношерстных местных властей, которые, от греха подальше, будут саботировать ЦУ центральных структур, пытающихся втянуть их в противоборство. И получим перманентный политический кризис. А Украина, напомним, беднейшая страна Европы. На территории которой продолжаются боевые действия.

Тут важно то, что у Тимошенко нет того политического иммунитета, которым длительное время пользовался Порошенко. Составляющими этого иммунитета были: 1) Пост-революционная реальность («Надо потерпеть для преодоления тяжкого наследия авторитаризма»); 2) Внешняя агрессия («Нельзя критиковать Верховного Главнокомандующего во время войны»); 3) Безоговорочный курс «Геть від Москви!» («Безвиз», «Ассоциация с ЕС», «Томос» и т.д.).

Поэтому любой повод, который несколько лет назад привёл бы к Майдану (одна тарифная политика чего стоит), Порошенко удавалось «гасить» в зародыше. Общество было недовольно «реформами», однако до уличных протестов так и не дошло. В этом, конечно, профессиональная заслуга технологов «БПП» соединённая с лояльностью западных «партнёров».

А вот у Тимошенко маневрировать подобным образом уже не получится. И силовые акции против её власти будут, как минимум, не исключены.

Обвалить рейтинг ЮВТ (по крайней мере сейчас) технологам Банковой не удалось, однако ярлык «Московской зозули» приклеить получилось.

Прибавит ли такая ситуация формата «все против всех» стабильности украинской экономике? Вряд ли. Как и социальной сфере.

Соответственно, рейтинг ЮВТ, который ещё может гарантировать ей победу на президентских выборах, в рейтинг «Батькивщины» ко времени парламентской избирательной кампании, скорее всего, не конвертируется.

Либо – она идёт на непопулярные решения по отношению к экс-партнёрам по Майдану и получает жёсткое противодействие этих партнёров.

Либо – она делает вид, что не обещала многих вещей. И расплачивается за это рейтингом к моменту выборов в ВР.

Итак, что мы получаем на осень 2019-го года, если в приведённых выше сценарных вариантах реализуются следующие – «Будут», «Тимошенко», «Конфликт Правительства и Президента»?

Тут возможны ещё более разношерстные версии, предугадать которые сейчас крайне сложно.

Но можно, опять же, перечислить некоторые варианты.

Реален ли союз Порошенко-Яценюк-Гройсман против центра влияния ЮВТ?

Выйдут ли радикальные националистические группировки на уровень самостоятельных игроков?

«Дотянет» ли Гриценко до дня голосования с 3-4 позицией и сумеет ли в дальнейшем объединить вокруг себя ветеранов «Нашей Украины»?

Возможно ли формирование «ширки» из ЮВТ, Медведчука, Бойко и Рабиновича?

К какой из сторон примкнёт Ринат Ахметов?

Удастся ли Новинскому-Колесникову-Вилкулу выстроить до парламентских выборов партийную структуру, позволяющую мобилизовать в свою пользу электорат Юга и Востока Украины?

Какой будет роль сателлитных проектов, вроде, Ляшко и Мураева?

Сумеют ли «еврооптимисты» нарастить сколько-нибудь приемлемый рейтинг?

Попытается ли уже Тимошенко в условиях падения рейтинга её политической силы, сорвать парламентские выборы?

Однозначные ответы на любой из этих вопросов, сформулированные в конце декабря 2018-го года будут иметь такое же лже-логическое обоснование степени вероятности, как и в анекдоте про шанс встречи на улице со слоном. Дескать, 50 / 50 – «встречу», «не встречу».

Каждое изменение в текущих «раскладах», равно как и прилёт «чёрных лебедей», о которых даже думать не хочется (террор, ВП, эскалация вооруженного конфликта) немедленно изменяют всю шаткую структуру подобных расстановок.

Очевидно одно – тот из указанных выше центров влияния, который сумеет удержать в поле притяжения как можно больше ресурсов (кадровых, финансовых, силовых), а самое главное: закрепить или получить одобрение Запада на публичное насилие – получит возможность формировать повестку дня на парламентских выборах.

После чего речь может идти либо о консервации нынешней ситуации ещё лет на 5, как минимум. Либо о кардинальной перезагрузке всей политической системы.

Автор: Олег Карлов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ