Домой Аналитика Школа легистов и «евробляхеры»

Школа легистов и «евробляхеры»

506
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Наглядное пособие, почему в Украине невозможно сейчас построить эффективное государство.

С V по III века до нашей эры в Китае царил период Сражающихся царств. Несколько государств выясняли отношения по принципу «все против всех». То, что переживали в то время простые люди наглядно показано в фильме Джеки Чана «Большой солдат». Хотя, конечно, было хуже. Войны, голод, эпидемии…

Государство мучительно «сшивалось» из нескольких кусков, поколения жителей которых десятилетиями сходились в смертельных схватках.

Правители стремились к победам в битвах, но и общество пыталось осознать причины катастрофы, найти осмысленный выход из хаоса.

Традиционное конфуцианство, исповедующее консервативные принципы («Правитель должен быть правителем, подданный – подданным, отец – отцом, сын – сыном»), уступало место различным философским школам, каждая из которых пыталась предложить свой рецепт спасения государства.

Одной из таких школ был легизм (законники, фацзя). Легисты заняли влиятельное положение у первого императора-объединителя Цинь Шихуанди (Ин Чжэн), а убеждённый «законник» Ли Сы даже стал на некоторое время премьер-министром.

Ли Сы развернул активную деятельность по истреблению конфуцианцев (закапывали живьём). Но это, конечно, в духе того жестокого времени. Главным направлением применения его сил и воли было другое – утверждение на объединённой территории Китая верховенства Закона.

Основной идеей его школы было равенство всех перед Законом и Сыном Неба. Бюрократическая система была жёстко зациклена на верности правителю и контроле над соблюдением Закона. Карьеру в ней мог сделать любой из подданных, независимо от происхождения. За малейший проступок следует карать смертной казнью («за уроненный уголь из горшка – смерть, – тогда не будет поджогов»). Эту карательную практику должна была дополнить политика, направленная на искоренение инакомыслия.

Однако, право на высказывание своих мнений у подданных легизм не отрицал. Напротив, осуждалось самовластие и самодурство правителей, которые начинали действовать вопреки благу государства. Также, в отличие от конфуцианцев, легисты не считали традицию главной ценностью. «Чтобы достичь хорошего управления своего века, существует не один путь; для того чтобы принести пользу государству, не обязательно подражать древности», – писали их мудрецы.

Важное место в доктрине древнекитайских «законников» занимало и описание экономических вопросов: государство должно контролировать рынок и влиять на него, чтобы не допустить диктатуры богачей-торговцев. Богатство людей гарантирует спокойствие, а оно означает, что люди почитают начальство и боятся наказаний, – утверждали авторы-легисты.

Был ли легизм оптимальным рецептом по выходу государство из затяжного кризиса? Эффективным – несомненно, комфортным – вряд ли. Идеологи верховенства «фа» (Закон) всегда противопоставляли «народ» и «государство». Народу, считали они, совершенно нечего делать в сфере административного регулирования. Чем глупее простые люди – тем лучше. Дорвавшись до власти, философы-легисты плели интриги с не меньшими усилиями, чем их предшественники из ранней истории Китая. В соседних государствах создавались шпионские сети. Инициируемые легистами зверские расправы поражали даже их современников, привыкших к изощрённым китайским пыткам. Уничтожались культурные ценности и памятники литературы.

Но, и тут мы должны понимать тогдашнюю ситуацию, Китай, до этого раздираемый кровопролитными войнами на уничтожение, нуждался в объединении и мире. Эта истина звучит в другом китайском фильме «Герой» (2002), в котором главный герой отказывается убивать императора-собирателя земель, хотя имеет для этого все возможности.

Борьба с инакомыслием в случае раннего государства Цинь не означало дискриминацию. Так, не доверяя своим советникам, первый император Ин Чжэн отдал приказ выслать из страны всех не-циньских чиновников. Ли Сы написал ему докладную, в которой обосновал, что такая мера приведёт только к усилению вражеских царств, и указ был отменён.

Через несколько десятилетий после того, как династия Цинь была свергнута всенародным восстанием, официальной идеологией было провозглашено конфуцианство.

Впрочем, идеи легизма широко проникли и в китайскую философию права, и в практику функционирования бюрократического аппарата.

Легизм, то есть безусловное следование Закону, как высшей ценности, был нужен на этапе «сшивания» государства, в котором недавно царил кровавый хаос.

А теперь перенесёмся в нынешние времена, в Украину. Легисты в древнем Китае достаточно чётко показали, что Закон или «есть», или его «нет». На 50%, 60% или даже 99% его нельзя выполнять. Когда в государстве устанавливается диктатура Закона, есть шанс на переход к высшему уровню развитого гражданского общества. Но никак не наоборот. И разного рода «активисты», профессиональные «патриоты», «евробляхеры» и прочие группировки, объединённые вокруг достижения своих, часто корыстных целей, не могут и не должны подменять собой государство.

Пока это осознание не укрепилось в украинском обществе, никакого верховенства права без соблюдения Закона в Украине не будет.

Естественно, призывать к восстановлению легизма в его формах III века в веке ХХІ немыслимо. Но вряд ли противоречит истине утверждение, что государство, на пути к обеспечению максимального блага и комфорта для всех своих граждан, должно пройти путь установления безусловности выполнения Закона.

В противном случае неизбежно возобладает другая модель – полного отрицания Закона.

Сомнительно, чтобы это принесло долгожданный мир и порядок на украинскую землю.

Автор: Олег Карлов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ