Домой Важные новости Украинская карьера Саакашвили — от кумира до одиночества

Украинская карьера Саакашвили — от кумира до одиночества

143
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

«Дорогой Миша, я хорошо знаю, что находясь в тюрьме, голодовка – это единственная форма для выражения протеста. Хочу покорнейше просить тебя прекратить голодовку. Михаил Саакашвили должен быть освобожден. Миша, до встречи на свободе». Эти слова Юлии Тимошенко, озвученные по видеосвязи, услышали 50 тысяч граждан Грузии, собравшиеся вечером 14-го октября в центре Тбилиси.

И эти же слова практически никто не услышал в Украине. Более того — на бурные события вокруг фигуры гражданина Украины отечественные политики (кроме Тимошенко и Кличко) не отреагировали от слова «никак». Промолчали официальные лица, проигнорировали действо и представители провластной партии, и оппозиции.

Причина более чем банальна — отсутствие к Саакашвили интереса со стороны общества, что наши политические деятели чувствуют очень тонко. А если неинтересно обществу, то неинтересно и им.

Но вот почему гражданское общество, ранее, как минимум, с интересом наблюдавшее за риторикой и действиями экс-президента Грузии, сейчас совершенно потеряло к нему интерес?

Вероятно, следует вспомнить хронологию отношений Саакашвили и Украины.

Явление первое (виртуальное).

Если упустить совсем уже далёкие времена, когда Михаил (Михеил) Николаевич (Николозович) учился в Киевском университете Тараса Шевченко, то «первая любовь» с Украиной у него состоялась во второй половине 2000-х — начале 2010-х, когда Саакашвили стал завсегдатаем видеотрансляций на политических ток-шоу, где с пафосом рассказывал о невиданных антикоррупционных реформах. И о том, как эти реформы помогли процветанию Грузии. Впрочем, тезис о «процветании» скорее красиво звучал по телевидению, нежели был близок к реальности. Грузия так и не выкарабкалась из пятёрки беднейших стран Европы, где в скором времени компанию ей составила и Украина, как раз после переезда сюда Саакашвили, но об этом после.

Собственно, PR-кампанию Саакашвили вёл очень грамотно, и со временем вокруг него сложился образ радикального реформатора, которого так не хватает Украине. Образ этот для проевропейски настроенной части украинского общества на тот момент был крайне востребован с учётом горького разочарования от кумиров первого Майдана, которые вместо реформ сцепились друг с другом в борьбе за власть.

Саакашвили на телеэкране был несистемным, и именно это так понравилось сторонникам той идеи, что «совок» в Украине изжит не полностью поэтому, чтобы страна двигалась (неважно куда), нужно поломать всю систему. А и Тимошенко, и Ющенко, не говоря уже о Януковиче, были именно системными политиками.

В обожании Саакашвили доходило до крайностей. Вот цитата из рупора «оранжевой» части украинского общества газеты «День» (2010): «Опыт Грузии, где Михаил Саакашвили сумел заставить полицию не брать взяток, свидетельствует о том, что возможно. Причем, Саакашвили нанес колоссальный удар по этому злу в стране, где взяточничество считалось частью национального образа жизни. Грузинский президент совершил подвиг Геракла, достойный Нобелевской премии мира» https://m.day.kyiv.ua/ru/article/media/zachem-napryagatsya.

Явление второе (реальное).

В 2015-м году, как мы помним, экс-президент согласился возглавить Одесскую ОГА.

Такое решение, в принципе, соответствовало декларациям тогдашнего руководства Украины (Порошенко, Яценюк) реализовать реформы форсированными темпами. А то, что реформы могут быть только такими, как представляли себе сторонники ускоренного курса на Европу — сомнению не подлежало.

И тут открылась некая реформаторская реальность, локализованная Одесской областью. Если граждане Украины и почувствовали на себе реформы новой власти, то в первую очередь они ощутили их на своей шкуре и своём кошельке. И Одесская область исключением не была.

Саакашвили, реформаторский облик которого явно поблек на общем сером и одновременно скандальном фоне украинской политики, довольно скоро начал нервничать, пытаясь изобрести для вверенного ему региона какую-нибудь «фишку» (см. «ЗАГС-хатынку»). Не получалось.

Пришлось искать тех, кто ему мешает. Эти довольно оперативно нашлись. Сначала Аваков, с которым состоялась памятная дуэль стаканами. А потом и Порошенко.

Дальнейшие события все помнят — отставка, унылый гастрольный тур Украиной, лишение украинского гражданства, прорыв через границу, недо-Михомайдан, прыжки по крышам и новая депортация.

Скудное количество сторонников на акциях в поддержку Саакашвили явно не дотягивало до того уровня, чтобы признать его украинским «Гераклом», как об этом мечтали столичные интеллигенты.

Явление третье (трансцендентальное).

После поражения Порошенко на президентских выборах Саакашвили вернулся в Украину и вернул себе гражданство. И даже попытался зайти в правительство, но «зелёные» ему в этой привилегии отказали, а Владимир Зеленский не особо и настаивал. Таких «саакашвили» в его распоряжении оказалось более, чем достаточно.

Собственно говоря, к моменту выезда в Грузию М. Саакашвили стал на политической арене Украины пустым местом. И для власти, которая не увидела и не оценила его способностей. А самое главное — для общества, столкнувшегося с тем, что «реформы ради реформ» — занимательное, но крайне нервное занятие. Которое красиво выглядит, когда его образы рисуют с телеэкрана, но довольно плохо переносится в реальной жизни.

Скучный финал украинской эпопеи Саакашвили связан, прежде всего с тем, что общество увидело на что способны десятки подобных «саакашвили», вроде нашедшей свою любовь Лизы Ясько, если им дать в руки реальную власть.

Поэтому граждане и выразили своё отношение и к Михаилу, и к Лизе, и к сотням им подобным — молчаливым игнорированием.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ