Домой Киев On-line Знаки и значки предвыборных программ: Вилкул, Мураев, Бойко

Знаки и значки предвыборных программ: Вилкул, Мураев, Бойко

930
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Тот случай, когда индивидуальный «почерк» кандидатов вычислить посредством анализа избирательных программ практически невозможно. Все трое «выросли» из одной оппозиционной «шинели» с идентичными целями и задачами, которые разрабатывались и тестировались в едином аналитическом центре. И хотя Евгений Мураев снял свою кандидатуру на пост президента еще 7 марта 2019, автор решил оставить во внимании избирательную программу кандидата в прошлом и дать авторскую аналитику.

Все «оппозиционные» – за мир на основе компромисса, за переход к парламентской форме правления, расширение полномочий местных советов, развитие экономики и повышение социальных стандартов, за взвешенное отношение к языковым, культурным, религиозным вопросам.

Где искать отличия? Вероятно, в том, что Мураев из партии вышел ещё в 2016 году и с тих пор пытался сформулировать идеологическую канву партии «За Життя!», а потом проекта «Наши». Бойко, уйдя в ту же «ЗЖ!» вынужден ретранслировать месседжи Медведчука, которые с «ОБ» на 100% не совпадают. Ну а Вилкул остался верным канонической линии «Оппоблока».

В чём эти различия всё же видны? № 1 пункта программы Вилкула – мир, который предлагается восстановить после введения миротворческого контингента, проведения выборов и восстановлением контроля над границей. Показательно, но словосочетание «Минские соглашения» в программе АЮВ отсутствует. Частично, это можно объяснить тем, что в ОБ давно зреет мнение о несоответствии Минского плана, в котором прописаны временные рамки 2015 года, нынешним реальностям.

Бойко также не ссылается на Минск, однако утверждает, что «Україна виконає всі міжнародні зобов’язання для встановлення миру на Донбасі», что можно трактовать как приверженность подписанным соглашениям.

Наконец, у Мураева обязательства выполнить Минские договоренности присутствует. Мураев, не детализируя последовательность политики умиротворения, переходит к тому, что долгосрочный мир может быть достигнут путём закрепления внеблокового статуса Украины. Он считает, что это вопрос надо вынести на референдум, где его поддержит народ, а потом закрепить в Конституции Украины.

Очевидно, что логическая цепочка программы Евгения Владимировича может порваться уже на первом этапе, если народ не проголосует за нейтралитет. А как быть в этом случае, лидер «Наших» не говорит.

Внеблоковый статус упоминается и в программе Вилкула, который не настаивает на проведении референдума. Бойко же считает, что один раз украинцы уже высказались за нейтралитет – на референдуме 1991 года.

Вилкул предлагает принятие новой Конституции, которая закрепила бы переход к парламентской республике с двухпалатным парламентом и возможностью для партии-победительницы на выборах формировать коалицию и (подразумевается) правительство. Бойко и Мураев о возможности принятия нового Основного Закона не упоминают.

Отношение к местному самоуправлению – тождественные.

Мураев – децентрализация, муниципальная полиция и закрепление за центром функций управления госмонополиями, дипломатией, армией, таможней и основными органами власти.

Бойко – прямые выборы руководителей регионов, муниципальная полиция, экономическая самостоятельность областей.

Вилкул – за центром сохраняется внешняя политика, вооруженные силы, государственная безопасность, национальные и международные инфраструктурные проекты. Всё прочее – на места. Упоминание о муниципальной полиции также присутствует.

И так далее. Практическая тождественность основных программных пунктов в экономической, социальной частях программы.

Здесь интересно другое. Чем, действительно, отличается позиционирование оппозиционных кандидатов, если оценивать исключительно их программы.

Некоторые различия, всё же есть.

Во-первых, бросается в глаза, что программу Мураева писал не украиноязычный человек. Некоторые выражения прямо заимствованы из других текстов. Например, фраза: «Завод «Південмаш», в історії якого відображено весь шлях світової космонавтики», скопирована из энциклопедии https://uateka.com/uk/article/industry/1012. Вместо правильного употребления длинного «–» тире используется «-» дефис, что говорит об отсутствии корректорской работы над программой (телевизионщикам ТВ «Наш» она особо не нужна).

Вообще текст явно является переводом с русскоязычного оригинала.

«Будь-які іноземні кредити будуть залучатися тільки під розвиток конкретних економічних проектів».

Тут правильно – «залучатимуться».

«Країна знаходиться в такому стані…»

Правильно – «перебуває», поскольку «знаходитися» относится к тому, что «нашли».

Если уже придираться к деталям, то неправильно и употребление слова «всі»: «…в регіонах. Всі проблеми…». По-украински в данном случае – «усі».

Многие словосочетания написаны просто коряво: «проект країни, про яку ми мріяли, але якої ніколи не мали», «Україна більше не повинна буде продовжувати болісні спроби увійти в ті формати, де її не чекають, і які їй не вигідні…» – поэтому сложны для восприятия.

Ну и ещё одно стилистическое наблюдение. Кандидат в Президенты Украины Евгений Мураев не берёт на себя обязательств что-либо сделать. Он рассуждает: «…тільки промисловість здатна відновити…», «ми повинні будувати те, що вміємо…», «промислові об’єкти слід не закривати, а наповнювати новим технологічним змістом…», «…повинно стати проходження…». Это размышления блогера, участника политического ток-шоу, а не человека, имеющего серьёзные намерения победить на выборах.

Раздумья без призывов. Цели без механизмов их достижения.

Видно, что Программа неявно раскрывает главную проблему Мураева – полное отсутствие команды.

Текст Программы Юрия Бойко писали люди, очевидно лучше разбирающиеся в украинской филологии. Но в этом и очень символическое отличие от Мураева, у которого автор материала – один. Для Юрия Бойко его писал коллектив, причём фрагменты, сочинённые различными людьми, иногда даже концептуально отличаются от фрагментов, составителями которых были представители другого крыла «Оппозиционного платформы – За Життя!». А их там, как минимум, три (Бойко-Лёвочкин, Медведчук и Рабинович).

Это видно уже из первого предложения. «За останні роки Україна відступила від основних засад Декларації про державний суверенітет та Акту проголошення незалежності України, який на всеукраїнському референдумі 1991 року підтримали мільйони громадян України».

Трижды упомянутое название страны вызвало бы нарекания и у школьного учителя. Поэтому, рискнём предположить, что в якобы окончательный вариант предложения чья-то очень влиятельная рука внесла некоторые правки.

Показательно, что не «власть» или «режим» отступили от Декларации и Акта, а сама «Украина». В этом невольно слышится риторика Медведчука, для которого мало сменить власти, следует изменить всю философию государственного строительства.

«Серому кардиналу», судя по всему, всё равно, кто конкретно победит на выборах. Фраза – «Нова влада піде на прямі переговори» – подчёркивает, что конкретная фамилия следующего Президента не важна. С кем придётся, с тем и попробуют договориться. А это демонстрирует, что сплетни о «договорняках» Медведчука с Порошенко и Тимошенко не лишены оснований.

Тезис про «єдину політичну націю, де усі народи мають рівні права» также не был ранее замечен в риторике Бойко.

Чередования упоминаний слов «ми» и «моєї команди» показывает, что с этим вопросом как раз есть проблемы.

Заготовка основной части текста досталась Бойко «по наследству» от «Оппозиционного Блока». В ней – типичный со времён Партии регионов акцент на глаголы: «гарантуємо», «забезпечимо», «відновимо», «встановимо», «реалізуємо».

Важно то, что Бойко, кроме нескольких приведённых выше «вставок» авторства Медведчука, ничего не добавил к наработкам, по сути, 2014-го года. Порядок дня президентской избирательной кампании он не формирует, цитируя старые идеи.

Так что в данном случае, ситуация противоположная мураевской. Если там – сольное размышление обозревателя на вольные темы, то здесь – дефицит свежих идей. Либо повторять то, что и так давно было сказано, либо экспериментировать с предложениями Медведчука. С непонятным исходом.

Наконец, Программа Александра Вилкула имеет не использованное ранее название – «МИР ТА РОЗВИТОК: 4 КРОКИ ДО УСПІХУ». И если у Бойко можно прочитать то, что уже было сказано ранее, то в вилкуловской версии трактовки оппозиционного плана действий интересны свежие идеи.

Для начала Вилкул озвучил то, что Бойко не осмелился сказать на протяжение пяти лет – назвал нынешнюю власть «злочинной».

Далее уточняется, что изменения возможны в результате действий команды «нашей политической силы», следовательно Вилкул в данном случае позиционирует себя в качестве выдвиженца единственного легитимного наследника Оппоблока.

Потом – после мирных инициатив, которые рассматривались в начале данной публикации – идёт тезис, ранее в программных положениях ОБ отсутствовавший: предложение принять новую Конституцию. В которой подробно расписан переход к парламентской республике и расширение полномочий регионов.

Констатируется и запрет на вмешательство государства в жизнь религиозных общин, что является реакцией на создание ПЦУ и политику Порошенко.

Вилкул детализирует положения налоговой политики, чего у раннего «ОБ» не было. А также делает акцент на развитии экономики. Причём, в отличие от Бойко, не ограничивается лозунгами.

Наконец, в разделе о социальной политике присутствует много конкретных цифр. Чего у Бойко также нет.

В целом, понятно, что именно эта Программа Александра Вилкула разрабатывалась с «прицелом» на долгосрочную реализацию. Не под президентские выборы.

Можно ли накануне парламентской избирательной кампании сделать из рассмотренных трёх вариантов один?

Существенных противоречий между ними нет. Но есть история личных отношений, которая может внести серьёзные коррективы в будущее когда-то единого «бело-голубого» сектора украинского электората.

Автор: Олег Карлов

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ